avangard-pressa.ru

Тема 2.Животноводство первобытных общин - Хозяйство

Рабовладельческого общества,

Феодальной эпохи.

Первобытно-общинный строй.

Разведение домашнего скота давало возможность накапливать богатство, что уже в условиях первобытно-общинного строя повело к социальным сдвигам. Животноводство позволило настолько поднять производительность, что отпадала необходимость вести хозяйство всем родом. Род стал распадаться на семьи. Патриархальная семья, как первобытное производительное объединение, была шире семьи в современном понимании. Она включала кроме мужа, жен, детей (чад), еще и домодчадцев (бедные родственники, несамостоятельный примкнувший люд, а позже - и рабы). Домашний раб по латыни famulus, что говорило о том, что он член семьи - famulo.

При столкновении между племенами племя брало пленника. Оказалось, что труд пленника выгоднее эксплуатировать в качестве пастуха. Описание патриархальных семейств скотоводческой общины имеется в священной книге евреев - библии. Там сказано, что господь дал евреям последнюю заповедь: “Не пожелай дома ближнего, ни осла его, ни раба его, ни вола его, ни жены его”. Рабы, домашний скот и жена ставятся в одинаковое положение. Отец семьи властен над всеми чадами и домодчадцами, остальные члены семьи стоят на равной ноге с ослом и волом.

Таким образом, первый этап развития производительных сил - это возникновение животноводства. Животноводческое хозяйство со временем делается более разносторонним. Это не только “живой запас мяса”, это и транспортный рабочий скот (главным образом вол), это и источник получения ценных шкур, а в последствие и шерсти. Когда и как возникло шерстное овцеводство, точных сведений нет. Во всяком случае, в развитом рабовладельческом обществе бесспорно разводились шерстные овцы. Это существенное доместикационное изменение, очевидно, произошло на стадии первобытных патриархальных общин. (Д.А. Кисловский). Однако, нельзя представить, чтобы при помощи кремня стригли овец. Очевидно, первоначально шерсть использовалась только при линьке и выдергивании. Хотя, по сведениям археологов уже в неолите человек умел бриться кремневой бритвой. Но в прямом смысле к стрижке шерсти человек мог перейти лишь тогда, когда смог изготовить ножницы, хотя бы бронзовые.

В этот период человек овладел скотоводческим искусством настолько, что уже мог по своему замыслу добиваться развития у животного тех или иных качеств.

Первобытным скотоводам рано пришлось столкнуться с такими фактами, как вырождение при разведении животных, находящихся в близком родстве. При первоначальном одомашнении, когда животных было мало, неизбежно приходилось спаривать близкородственных животных - братьев с сестрами, мать с сыном, отца с дочерью. На начальном этапе это было даже полезным, т.к. с более слабыми животными было легче справляться. Но при продолжительном родственном спаривании это приводило к катастрофе. Вскоре человек нашел средство от этой беды - “освежение крови” домашних животных спариванием с дикими.

Однако, это освежение часто заставляло начинать все сначала, т.к. потомство от такого спаривания резко возвращалось к дикости. Позднее человек убедился, что “освежение крови” полезнее осуществлять спариванием с другими одомашненными животными, но взятыми из чужого стада.

Скотоводческое искусство достигло наиболее высокого уровня у кочевых племен, поскольку они занимались только животноводством. От его состояния зависело их существование и, вместе с тем, материала для наблюдений и опыта было достаточно.

Там, где скотоводство было связано с земледелием, где хозяйство было оседлым, там наблюдался другой видовой состав животных - меньше овец, больше свиней. Процесс совершенствования зоотехнической работы был более медленным, чем у кочевников.

Рабовладельческое общество.

При классовом расслоении общества возник антагонизм между классами рабов и рабовладельцев. Чтобы в рабовладельческом обществе держать рабов в узде, потребовалось создание государства. Государство было организовано меньшинством свободных людей как орудие насилия, которое помогало держать в повиновении громадное большинство полностью бесправных людей - рабов, “людей-вещей”.

Рабовладельческое общество развивалось в благоприятных условиях (производственных) в таких странах, как Египет, Месопотамия (плодородная долина Тигра и Евфрата), частично по рекам Средней Азии до Хорезма (ныне Узбекистан).

В Центральной Америке также имелось рабовладельческое общество. Своеобразие состояло в том, что там не было подобно нашим домашних животных. К моменту открытия Америки Колумбом там в качестве домашних знали только собаку и индейку (в Южной Америке - глама, альпака, кобайа). В силу малого мясного потенциала этих животных, своеобразие американского рабовладельческого общества состояло в его соединении с людоедством. По праздникам рабовладельцы тысячами убивали своих рабов и пожирали их.

В Южной Америке (Перу) было довольно высокоразвитое общество. Кроме собаки древние обитатели Перу имели домашних животных кобайа - морскую свинку (используемую как мясное животное) и представителей рода Лама - гламу и альпаку.

Ламы использовались для получения мяса, как рабочие вьючные животные и для получения шерсти. Испанцы в своих сочинениях того времени называли лам “овцами” индейцев.

В эту эпоху имел место прогресс животноводческого хозяйства. Улучшалось качество животных, их кормление и содержание. В широком плане в мире основным домашним животным был вол, поскольку на нем держалось земледелие. Ценность коровы исчерпывалась лишь тем, что она была способна дать потомство - хорошего вола для работы в поле.

Лошадь в этом отношении не была конкурентом волу. Она являлась орудием войны. Сколько бы рабовладельческое государство не было развито экономически и вооружено технически, оно не могло себя считать обеспеченным в военном отношении и защищенным от нападения извне, если у него на вооружении не было лошадей.

Так Египет - одна из богатейших и культурнейших стран античного мира, не смог противостоять кочевому народу гиксов, стоявших на значительно более низком культурном уровне, чем египтяне, но обладавшему конем. Лишь в последствие начав также разводить лошадь и поставив ее на вооружение, египтяне не только смогли свергнуть иго гиксов, но и начали широкие завоевательные войны (Рамзес II). Показательно, что рабовладельческие народы южных регионов, расположенные вне ареала дикой лошади (тарпана) и получившие лошадь от своих соседей в одомашненном состоянии, первоначально знали лишь использование лошади в упряжке (наподобие известной ранее воловьей упряжи - ярму). К использованию лошади под верхом в кавалерии они пришли значительно позже. Народы же северных степей (вероятно, степей нынешней Украины), сами одомашнившие лошадь, рано овладели искусством верховой езды. Их отряды бурей налетавшей конницы производили на южан устрашающее впечатление. Южане принимали их за особые могучие существа с торсом, головой и руками человека, но на четырех лошадиных ногах с развевающимся сзади хвостом - кентавров (центавров).

Под влиянием новых климатических и кормовых условий южных регионов домашняя лошадь подверглась существенному изменению. Эта “лошадь древнего востока” была значительно улучшена в античных рабовладельческих государствах Средней Азии, в Иране, Месопотамии, Сирии. Улучшенный еще с первого тысячелетия до нашей эры в античных рабовладельческих государствах материал, в дальнейшем дал исходную форму для творческой зоотехнической работы арабов.

К этому периоду была значительно улучшена и шерстная продуктивность овец (и искусство производства и крашения шерстяных тканей). Однако, нет доказательств тому, что в античный период была создана и тонкорунная овца (Д.А.Кисловский в этом категорически сомневается). В этот период начала оформляться и зоотехническая наука, хотя этого ее наименования еще не было.

Так в Риме вышли книги Катона, Варрона и Колумелы. В книге Варрона по скотоводству содержится 84 раздела. Кроме статей, где говорится о происхождении и разведении домашних животных, там есть статья, где говорится и о таких (по понятиям рабовладельцев) животных, от которых не получают продуктов, но которые очень полезны - таковыми являются пастухи, собаки и мулы (следовательно в античном мире уже была известна межвидовая гибридизация лошади с ослом). Когда автор начинает обсуждать проблему пола собак, он говорит, что при стаде нужно иметь хотя бы одну суку, иначе в сезон воспроизводства можно остаться без собак, если в определенное время все взрослые особи уйдут. Также необходимо, чтобы у пастухов были свои пастушки; если их не будет, то пастухи также могут уйти, чтобы развлекаться на стороне, и стадо останется без присмотра.

Римские животноводы уже в те времена имели некоторые систематизированные знания зоотехнического плана, владельцы стад требовали определенных знаний от скотоводов. Например, когда следует пускать в случку овец? Времяисчисления по месяцам года тогда не было, а говорили: овец случать нужно тогда, когда взойдет звезда Арктур, тогда и готовить баранов. Отсюда вытекает, что римские зоотехники должны были обладать знаниями по астрономии. Чтобы руководствоваться, как и когда поступать, нужно было знать ход небесных явлений. Животные, как производительные силы, обслуживались людьми определенной квалификации с широким кругом знаний. Римляне в то время знали о большом наборе кормовых культур (вику, бобы, другие культуры), могли составить зеленый конвейер. Люди знали, когда нужно сеять кормовые растения, чтобы они были пригодны для скармливания скоту.

Крупный рогатый скот оценивали с точки зрения пригодности в качестве рабочего скота, коров оценивали с позиций давать хороший приплод. Молочное хозяйство тогда еще не было развито, как не было оно развито и значительно позже.

У римлян не было четкого ясного представления о породе, поэтому не было и соответствующего слова. У Варрона находим выражение - “одинакового семени” и “одинакового рода”, - но это иное понятие.

У людей античного мира были некоторые знания о росте и о развитии животных. Оказывается, что уже древние греки знали, что пястная кость после рождения жеребенка увеличивается очень мало. По ее величине у новорожденного можно судить о будущих размерах взрослой лошади. Об этом писал греческий полководец Ксенофонт в III веке до н.э. в своем руководстве по верховой езде.

Следовательно, элементы зоотехнической науки, зоотехнических обобщений были развиты очень рано. В частности, в упомянутой книге Варрона есть указание, что при выборе барана на племя оценивается не только их индивидуальное достоинство, но и качество даваемого им потомства. Отсюда вытекает, что зоотехнический прием оценки производителей по качеству потомства практика знала за 2000 лет до современной генетики.

Феодальная эпоха. На смену рабовладельческому строю, при котором уже развились элементы зоотехнической науки, пришел феодальный строй. В феодальный период не было того подъема культуры как в античном рабовладельческом обществе, эта эпоха, наоборот, характеризовалась большим регрессом в науке и в искусстве. Этот период не без основания иногда рассматривают как мрачный период застоя науки, мертвой схоластики и беспредельного господства церкви.

Но жизнь, конечно, не остановилась. Производственная база обновилась, и хозяйство, хотя медленно, развивалось. Феодальная эпоха внесла немалый вклад и в прогресс животноводства, сельскохозяйственной техники.

Вместе с тем, основой жизни феодального общества было довольно примитивное сельское хозяйство. Основой земледельческого хозяйства был труд крепостного. Положение крепостного отличалось от положения раба.

Раб не был организатором производства, он сам был лишь одним из “животных, издающих членораздельные звуки”, живым орудием.

Крепостной был организатором и исполнителем нехитрых функций. Он не имел права собственности, не владел землей. Земля принадлежала феодалу, крепостной за пользование землей платил натуральную ренту - или продукцией своего труда - оброком, или своим непосредственным трудом - отработкой, барщиной.

Географически феодальные отношения распространились значительно шире, чем был распространен античный рабовладельческий строй. Феодальные отношения развились и в Северной и в Центральной Европе, и на Востоке, в таких странах, где ранее рабовладельческого строя не было. В феодальном обществе значительно нарушился товарообмен, который был широко развит в рабовладельческом обществе. Феодальное хозяйство было, по существу, натуральным, местным, ограниченным. В феодальную эпоху имел место некоторый прогресс техники. Если в античном Риме размол муки осуществлялся примитивно мускульной силой рабов, как это делалось еще в неолите, то в феодальную эпоху начали широко распространяться механические мельницы, приводимые в движение водой или ветром. Эти мельницы принадлежали феодалам и служили средством феодальной эксплуатации.

В отраслях продуктивного животноводства прогресса не было и быть не могло, т.к. эти отрасли были в руках крепостных.

Иное положение было в коневодстве. Феодалу лошади были необходимы, так как феодалы постоянно вели войны. Рим завоевал мир пешком, а в период феодализма на первое место выдвинулась кавалерия. Феодальное рыцарство - это войско, сидящее на лошадях. Для воина, закованного в латы (весящего вместе с латами и вооружением не менее 10-12 пудов), нужны были крупные, сильные лошади. Используемые в крестьянском хозяйстве маленькие лошади для рыцарей не годились.

О необходимых для рыцарской кавалерии лошадях феодалу было нужно позаботиться самому. Это обусловило развитие коннозаводства, ставшего более совершенным, чем в период Римской империи. В этом отношении феодализм оказался исторически прогрессивным. Феодал получал от крепостных крестьян корма - зерно, сено, солому - сам же занимался культивированием лошадей в конных заводах. Феодал сам руководил конным заводом. Даже сам император Карл Великий (742-814 гг.) ездил в свои домены, чтобы лично отбирать взрослых лошадей и жеребят под верх, маток и жеребцов на завод. Была создана тяжелая рыцарская лошадь. Когда рыцарь в латах, весящих 6 пудов, сидел на лошади, это было грозное оружие, т.к. у него были длинное копье и большая сила удара.

Вторым большим коннозаводческим достижением феодальной эпохи, сделавшим еще больший шаг вперед, являлось выведение арабской лошади, этой жемчужины зоотехнического искусства. Характерно, что арабы сравнительно поздно познакомились с лошадью. В V веке до н.э. в армии Ксеркса арабы еще сражались на верблюдах. Географ Страбон (II век до н.э.) посетивший Аравию, не упоминает о лошади.

Овладели арабы лошадью не ранее VI века нашей эры. Эта лошадь “древнего востока” уже была значительно изменена человеческим трудом как в период родового, так и рабовладельческого строя (средняя Азия, Иран, Месопотамия, Сирия, Египет). Своей племенной работой арабы значительно эту лошадь усовершенствовали. Эта лошадь совершенно других качеств. Она отличается быстротой, выносливостью, послушностью и благородством. Араб на этой лошади мог делать 250 км в день. Это лошадь пустынь и полупустынь и она чрезвычайно мало требовательна к условиям существования.

Вид боя у арабов был совершенно иным, чем у западноевропейских феодалов. Быстрая и внезапная атака, большая маневренность. Благодаря поворотливости лошади араб мог разить своей кривой саблей как бы с разных сторон одновременно.

В отличие от европейской рыцарской арабская лошадь создана не в конных заводах, понимая под конным заводом относительно большое количество воспроизводящего племенного состава (жеребцов и кобыл).

Основой выведения и совершенствования арабской лошади было единоличное владение лошадью арабом-воином. Арабы предпочитали делать свои воинские набеги на кобылах, в противоположность европейским феодалам, которые сражались на жеребцах. Кобыла лучше для похода поскольку она менее требовательна к корму, спокойнее в езде. На кобыле легче незаметно подкрасться к врагу и застать его врасплох. Она не выдает себя и своего хозяина неуместным ржанием.

Араб заботился о своей кобыле может быть больше, чем о своей жене. Ночью кобыла рядом с ним у палатки на приколе. В случае тревоги кобыла его разбудит, он выскочит и окажет врагу сопротивление. Он ухаживает за кобылой, она ему друг. Есть рассказ, что араб был ранен, сбит с лошади - лошадь подошла к нему, стала на колени, взвалила себе на спину и привезла домой.

К лошади у араба чрезвычайно внимательный индивидуальный подход. Арабская кобыла всегда в руках своего хозяина, все время в езде. В пустыне ей пастись негде, она кормится из рук своего хозяина.

Араб-коневод никакого другого вида случки, нежели ручная, не признавал. Большинство арабов сами выращивают своих кобыл. Жеребцов же выращивают значительно реже и содержат где-то в другом месте, нередко далеко. При необходимости араб долго подбирает жеребца своей кобыле. Если нужно, он направляется со своей кобылой за сотню-другую километров. Вопрос о целесообразности случки обсуждался совместно с владельцем жеребца. Чтобы соблюсти чистоту породы, необходимо знать происхождение - родословную лошади. Только у арабов мы впервые в истории встречаем такую заботу о чистоте породы. Арабом принадлежит заслуга включения в систему племенной работы столь важного технологического приема, как ведение и использование родословных.

Рождение жеребенка у арабов - большой домашний праздник. Лошадь - это как член семьи. Жеребенок воспитывался в палатке вместе с детьми хозяина. С первых часов жизни он находился в тесном общении с людьми. Поэтому у арабской лошади весьма развиты способности высшей нервной деятельности.

Продвижение в области коневодства у арабов было весьма успешным. Арабская лошадь и по качеству полученных зоотехнических результатов и по использованной технике является большим шагом вперед по сравнению с предыдущим историческим периодом. Это имело место в феодальный период около 8-10 века нашей эры. Арабская лошадь впоследствии широко использовалась как улучшающий материал. Традиция использования “благородной” арабской крови сохранялась вплоть до XIX века.

В развивающуюся в феодальном обществе денежную торговлю вовлекаются и продукты животноводства. Первым животноводческим продуктом, вовлеченным в товарное обращение, оказалась овечья шерсть. Как продукт относительно высокой стоимости и выносящий далекую перевозку, шерсть относительно рано стала объектом морской торговли.

В Англии зарождение буржуазного подхода к хозяйству со стороны феодала состояло в резком увеличении объемов шерстного пастбищного овцеводства. В целях получения “чистогана” от продажи овечьей шерсти феодалы сгоняли с земли работающих на ней людей и выпускали на эту землю овец. По выражению Томаса Мора (XVI век) в Англии “овцы во многих местах съели людей”. С овцеводства начинается технический прогресс в животноводстве в предшествующем развитому капитализму периоде “первоначального накопления”. При феодализме крестьянин сам прял шерсть и отдавал ее своему феодалу.

В противоположность распространенному в зоотехнической литературе мнению, что тонкорунная овца появилась в античную эпоху, несомненным фактом является то, что настоящих тонкорунных овец мы знаем только из Испании. Согласно гипотезе академика Д.А.Кисловского, тонкорунные овцы создавались в течение феодального периода у населения Северной Испании. Результирующим фактором была техника, которая была разработана, поддерживалась, распространялась и регулировалась объединением овцеводов, известным под названием “Места”. Это объединение овцеводов, в уставе которого сохранялось еще много от пережитков родового строя. В частности, поддерживалась своеобразная, исстари заведенная довольно сложная техника овцеводства. Согласно этой технике, например, выбор и выращивание производителей, случка, выращивание молодняка и стрижка издавна проводятся во всей многомиллионной массе кочующих мериносовых овец по единой методике. Есть основание предполагать, что эта техника выработалась у вестготских племен, пришедших со своими стадами в результате великого переселения народов в V веке в Испанию с севера. Весьма вероятно, что первоначально это были полутонкорунные овцы типа цигая (по современной терминологии), возможно даже ему родственные.

Это крупнейшее зоотехническое достижение исторического значения - выведение тонкорунных мериносовых овец - является несомненным продуктом широкого коллективного творчества и коллективной организации.

Существуют достоверные известия о том, что с XIII века овца была действительно тонкорунной, и ее шерсть очень высоко ценилась.

Отдавая себе отчет, что Испания является монопольным владетелем тонкорунных овец, испанское государство, ведя широкую торговлю шерстью, весьма неохотно выпускало за пределы страны живых тонкорунных овец.

Только с XVIII века началось влияние испанского тонкорунного овцеводства на овцеводство остальной Европы.

Тема 3. Развитие животноводства в период капитализма

В качестве первой товарной отрасли животноводства оформилось овцеводство. На начальном этапе ведущую роль в его развитии играла Испания, а Англия имела второстепенное значение. Шерстеобрабатывающая промышленность сосредоточивалась в Италии и Нидерландах, последние в то время были подчинены Испании. Шерсть поставлялась из Испании и Англии.

Выход Англии на первое место обусловил целый комплекс условий, как внешнего, так и внутреннего порядка.

В XV и XVI веках Испания и Португалия в экономическом развитии стояли далеко впереди других стран. Захватив заокеанские колонии, в результате колониального грабежа они обогатились. Но непрерывные войны на Европейском континенте ослабили военную мощь Испании. Разбив в 1588 году испанскую “непобедимую армаду”, Англии удалось подорвать океаническую гегемонию Испании. С этой поры Англия неуклонно шла к положению “владычицы морей” и начала завладевать все большим числом колоний. В Англии сравнительно рано началось глубокое проникновение денежных расчетов в отношении феодалов с крестьянами. Овечья шерсть рано сделалась в Англии товаром. В XVI веке начался процесс сгона крепостных с земель, использования этих земель под овечьи пастбища - продажа шерсти за море открывала феодалу-земледельцу денежный приток.

Повышалась техника овцеводства и создавалась огромная масса безработных, лишенных средств к существованию - образовался огромный рынок труда, благоприятный для развития промышленности.

До того Англия лишь вывозила шерсть в качестве сырья. “Мешок с шерстью” был символом английского экономического могущества. На торжественных заседаниях парламента председатель палаты общин восседал не на кресле, а на мешке с шерстью.

Выгоду от обработки шерсти получали Нидерланды. Но положение в Нидерландах изменилось, грабеж и насилие испанских владык Нидерландов привели к длительной и кровавой войне и первой в Европе буржуазной революции. Промышленная деятельность от этого страдала.

Часть специалистов - суконщиков предпочла эмигрировать в Англию. На территории Англии создались благоприятные условия для развития сукноделия: в изобилии собственное шерстное сырье, наличие квалифицированных специалистов и большая армия голодного безработного люда.

На этой базе в Англии сначала развилась шерстяная мануфактурная промышленность, а затем и фабричная; сначала с использованием водяных мельниц, а затем и силы паровых машин (каменный уголь).

Огромным достижением в животноводстве Англии после революции являлось оформление английской скаковой породы лошадей. Официальное оформление породы произошло в 1660 г.

Английская, так называемая чистокровная скаковая лошадь, имеет всемирно-историческое значение. Она очень широко использовалась в качестве улучшающего материала для скрещивания, на основе чего было перестроено коневодство Европы и многих внеевропейских стран. На основе скрещивания с английской чистокровной выведено много новых пород, прилитием ее крови было улучшено большое число других пород. Эта порода имеет громадное зоотехническое значение, поскольку все основные принципы и методы “заводского разведения” капиталистической эпохи вырабатывались на основе опыта работы с английской чистокровной.

Начали выведение английской скаковой богатые буржуазные коннозаводчики Англии. Ходом истории очень быстро все заводчики были приведены к тому, что важнейший технический прием племенной работы - оценка достоинств лошади - стала общественной.

Дальнейшие достижения животноводческого хозяйства состояли в качественном улучшении животных других видов. В условиях Англии XVIII века следующим видом продуктивности была мясная продуктивность - это коснулось и овец, и крупного рогатого скота и свиней. Англия издавна славилась своими длинношерстными овцами мясо-шерстного типа, шерсть овец этих пород пользовалась большим спросом во всех странах Европы.

В Англии в связи с ростом городского населения очень возрос спрос на мясо. Еще в начале XVIII века мясные животные были весьма мелкими. По данным Смисфильдской бойни под Лондоном (1720 г.) средние веса животных были: крупный рогатый скот 168 кг, бараны и овцы 28 кг. В результате интенсификации полеводства, улучшения кормления животных и интенсивной племенной работы положение изменилось. По данным той же Смисфильдской бойни к 1795 г. вес забиваемого крупного рогатого скота возрос до 363 кг, баранов и овец - до 36,3 кг.

В Англии начало выделяться специализированное племенное животноводство, аналогично тому, как ранее выделилось племенное коннозаводство. В выработке техники и принципов оценки достоинств мясного скота огромную роль сыграли выставки откормленного скота, как живого, так и туш. Скотозаводчики скоро убедились в том, односторонняя погоня за очень крупными животными часто вела к ухудшению качеств туши, к созданию грубокостных и позднеспелых животных с невыгодным с точки зрения качеств туши распределением жира на внутренностях при относительно сухом и жестком мясе.

Из выдающихся личностей, сыгравших большую роль в создании новой техники “скотозаводского искусства” капиталистической эпохи при усовершенствовании мясных животных, в первую очередь овец, следует особо остановиться на Роберте Беквелле (1725-1795г.г.). Беквелл дал, прежде всего, два метода: метод чистого разведения и метод скрещивания - эти методы были впервые выработаны Беквеллом. Наибольшее значение из этих методов имеет инбридинг. Однако, как говорил один английский скотозаводчик, инбридинг следует признать хорошим только в руках опытного скотозаводчика, доказавшего свое право на занятие племенным животноводством. П.Н.Кулешов признавал только умеренный инбридинг, но не тесный.

Многие ученые часто за главный секрет Беквелла выдавали использование им спариваний в тесном родстве. Вероятно, спаривания в близком родстве действительно были одним из новшеств, введенных Беквеллом в практику племенной работы. Практика всех предшествующих времен единогласно и категорически высказывалась за вредность родственных спариваний. Конкретно мы мало знаем о применении Беквеллом инбридинга. Знаем, что он при относительно небольшом стаде овец долгие годы вел размножение без прилития крови. Сохранилось несколько родословных крупного рогатого скота лонгхорнской породы, разводимой Беквеллом. Во многих случаях имело место спаривание отца с дочерьми.

Но инбридинг не был ни единственным, ни главным введенным в технику племенной работы новшеством. Беквелл обладал поразительным умением выращивать, кормить и правильно оценивать своих животных. Он ценил животных скороспелых, рано откармливаемых, со своеобразным экстерьером. Отбирая на племя мясных животных, он мало считался с абсолютными размерами животных, хотя в то время абсолютной аксиомой считалось, что чем крупнее животное, тем большего внимания оно заслуживает как мясное. Беквелл считал, что скороспелое мясное животное может быть несколько более мелким, но с облегченным костяком и пышно развитой мускулатурой. Постепенно Беквелл сумел убедить своих современников в преимуществах его нового типа лейстерской, или дишлейской, овцы. Важным новшеством в племенной работе у Беквелла явилась оценка производителей, особенно мужских, по потомству. Хотя еще в античные времена в I веке до н.э. это знал Варрон, но столь систематично как у Беквелла эта оценка до него не применялась. Он изобрел определенную методику - отдавал своих баранов-производителей соседям в аренду, оговаривая себе абсолютное право оценки полученного от этих баранов молодняка.

В рамках единоличного хозяйства ему с его прогрессивной техникой племенного дела было тесно, не хватало маточного материала. Первоначально он почти навязывал своих баранов в аренду, но ни в коем случае не продавая их. В дальнейшем, когда система получила успех, его баранов расхватывали на аукционах, платя за аренду баснословные цены. Лучших из проверенных по потомству баранов Беквелл оставлял в своем стаде. Остальных он стал продавать по высоким ценам, как проверенных, продолжая сдавать в аренду молодых для дальнейшей оценки по потомству.

Беквелл сделал шаг дальше, он попытался объединить своих соседей в общество по совершенствованию лейстерских овец, известное как “дишлей сосайети”. Устав этого общества показывает, что ни один из членов общества не имел права продавать своих животных до того, как Беквелл их не просмотрел и не оценил - нужны ли они для совершенствования стад самого общества. Такая бонитировка сведущим, но посторонним для хозяйства лицом (специалистом высшей марки - самим Беквеллом!) тогда считалось нарушением “священного права собственности”. Это “нарушение” явилось одним из главных элементов прогресса в развитии техники племенной работы в животноводстве капиталистической эпохи.

Существует предание, что знаменитые заводчики шортгорнского скота братья Чарльз и Роберт Коллинги были племянниками Беквелла и что он, будучи их опекуном, открыл им свои секреты инбридинга. О применении братьями Коллигами родственного спаривания, подчас крайних степеней, известно достаточно много. Начало создания стада Коллингов - 1780 г. В создании шортгорской породы братьями Коллингами использовался очень широко бык “Губбак-319”, которого они купили у одного владельца, бродившего с этим быком и использовавшего его для покрытия коров за плату. “Губбак-319” имел выдающийся экстерьер и мясные формы, отличался высокой потенцией производителя. Он широко использовался для получения потомства в стаде Коллингов, очевидно, и с использованием инбридинга. Известны родословные коровы Клариссы и быка Комета. Бык “Фаворит-252” использовался для покрытия своих дочерей и их потомства, пока плод от его последнего спаривания не составил 82,5% его крови. Естественно, эта система, консолидируя стадо, не могла не привести к ослаблению конституции и снижению воспроизводительных способностей животных. Известно, что для исправления этого браться Коллинги в качестве прилития крови использовали галловейского быка Грандсон Болинброк.

Помимо Коллингов Беквелл имел многих последователей по применению тесного родственного разведения. В начале XIX столетия Дж.Лоуренс (1809 г.) самым категорическим образом рекомендовал при племенном совершенствовании спаривания в самом тесном родстве.

Но весьма многие на этом обожглись и довели свои стада до вырождения. На Европейском континенте эта рекомендация в немецком тонкорунном овцеводстве привела к форменной катастрофе, благодаря чему немцы в последующие полстолетия боялись самого упоминания о родственном спаривании.

В условиях капитализма эта техника складывалась в виде частного кооперативного объединения ряда собственников в общество по разведению скота определенной породы. Неудавшаяся первая попытка Беквелла по организации “Дишлей сосайети” в дальнейшем легла в основу всей организации племенного дела при капитализме.

Отрасль молочного скотоводства сравнительно поздно встала на путь прогресса. Использование молочных животных и потребление молока возникло очень рано, еще при родовом строе, но оно очень долго сохраняло архаичные формы.

Овца и коза стали молочными животными раньше, чем корова.

Молочные продукты стали товаром также относительно поздно. Прогресс техники производства в молочном деле до создания сепаратора (1886 г.) был ничтожен. Только введение сепарирования молока и бактериологическое приготовление молочных продуктов, как прогрессивные элементы обработки молока, открыли двери для прогресса молочного скотоводства при капитализме. В молочном скотоводстве были использованы элементы техники племенного дела, выработанные ранее с лошадьми, мясными и шерстными животными (экстерьерная оценка, оценка продуктивности, чистое разведение и скрещивание, племенные книги и общества скотозаводчиков).

Существенно новым моментом была необходимость совершенствовать технику оценки молочной продуктивности. Простейшие элементы - определение объема надоенного молока и органолептическая оценка его качества - стары как мир.

Возможность широкого проведения оценки коров по жирномолочности, практически, возникла лишь с внедрением химических методов определения содержания жира по Герберу и Бабкову (если не считать опыта помещика Н.Н.Муравьева в 30-х годах XIX века).

Вместе с тем, существенный прогресс по качественному совершенствованию молочности скота (по жирномолочности, молочности и оплате корма молоком) начался лишь с организации датских кооперативных контрольных союзов (1895 г.).

Процесс доения до последнего времени производился только вручную. Это требовало большого количества квалифицированных работников - доярок. Молочное скотоводство при капитализме выделилось в “крестьянско-кулацкое” - фермерское хозяйство. Наибольших успехов по развитию этой отрасли в капиталистическую эпоху добились такие страны, как Дания, Швеция, Финляндия, Швейцария, Голландия.

Кооперация в молочном скотоводстве охватывает всю племенную работу в целом в большей степени, чем в других отраслях животноводства.

В современном племенном скотоводстве США, например, в Союзе разведения джерсейского скота, вся племенная бухгалтерия сосредоточена в центральном аппарате общества и механизирована всеми возможными средствами учета. Это позволяет всем мелким хозяйствам иметь вовремя обработанный по единой форме материал, как по отдельным хозяйствам, так и по всей породе в целом.

Из вышесказанного видно, что капиталистическое племенное хозяйство в целях дела было вынуждено пойти на известную кооперацию, в частности, по вопросам:

1. Оценка продуктивности на публичных испытаниях (скачки); 2. Публикация данных о происхождении и племенном использовании всех животных породы; 3. Кооперация собственников при племенной оценке животных-производителей в молочном скотоводстве.

Во второй половине XX века селекционно-генетическая работа в животноводстве капиталистических стран получила новый импульс. Существенный подъем продуктивности, особенно в отраслях птицеводства и свиноводства, был достигнут созданием линий и кроссов линий. В основе этой работы положены принципы селекционной работы с сортами кукурузы, методы отработки четырехлинейных кроссов. Создание исходных линий, их отработка на комбинационную способность по сочетаемости в кроссе являются очень сложным процессом, требующим большого поголовья, современного технологического оснащения, длительного времени и очень больших капиталовложений. Такая работа под силу лишь мощной финансо<