avangard-pressa.ru

Три аспекта понятия законности. Ее структура - Политология

В юридической литературе даются различные определения понятия законности. Так, проф. М.С. Строгович трактовал законность как принцип деятельности государства, его органов, общественных организаций, должностных лиц и граждан. Как соответствие правовой деятельности закону определял законность проф. Л.С. Явич. В качестве «системы социальных и юридических требований правомерного поведения» рассматривает законность проф. Н.Н. Вопленко. Чаще же всего подчеркивается, что законность представляет собой строгое и неуклонное исполнение всеми субъектами права действующего законодательства.

Однако, как справедливо отмечается в юридической литературе, приведенные и некоторые другие дефиниции акцентируют внимание главным образом на функциональной характеристике законности, но не раскрывают ее сущности и содержательной наполненности. Известно, что функции любого социального явления не тождественны его сущности и содержанию, хотя во многом определяются ими. В литературе отмечается, что трактовка законности как точного и неуклонного следования предписаниям законов и других нормативных правовых актов всеми субъектами правового общения игнорирует содержание законов и других установлений государственной власти. Между тем они могут быть неправовыми, т. е. не воплощать важнейших человеческих ценностей – справедливости, свободы и равноправия людей. Следовательно, законность предполагает оценку содержания законов и других актов. С позиции сторонников различения права и закона, не должно быть слепого следования закону независимо от его содержания.

Поскольку приведенные определения понятия законности не отражают ее природы и сущности, в теории государства и права был предложен комплексный подход к этому понятию. В настоящее время законность трактуется в трех аспектах, как:

1) правовой метод, ориентирующий всех участников правового общения на четкое соблюдение юридических норм и других предписаний. Данный правовой принцип обладает универсальностью. Это означает, что вне законности не могут действовать другие правовые принципы – равенства всех перед законом и судом, неприкосновенности личности, жилища, частной жизни, состязательности, взаимной ответственности личности и государства и др.

Универсальный характер законности сообщает ей свойство общеправового принципа, который имеет самую широкую сферу применения и занимает ведущее положение среди других принципов права;

2) метод государственного руководства обществом, предполагающий, что государство, его органы и должностные лица выполняют свои функции правовыми средствами и в правовых формах. Государственный аппарат в процессе своей деятельности использует специальные приемы и способы решения служебных задач в соответствии с действующим законодательством. При этом законность служит одним из ведущих критериев оценки качества этой деятельности.

Данный аспект функционирования законности требует наличия трех основных условий: развитого и качественного законодательства; его реализуемости и исполнимости; специальных органов надзора и контроля за выполнением правовых предписаний.

Действующее законодательство, включающее в себя не только систему законов и других нормативных правовых актов, но и санкционированные государством иные формы права (правовые обычаи, правовую доктрину, судебную практику, принципы права и т. д.), образуют исходную нормативную основу законности. Однако наличие качественного и развитого законодательства само по себе не означает автоматического установления и укрепления законности, а служит только предпосылкой, внешней, формальной стороной, фундаментом, на котором возможно возведение института законности. Важно также, чтобы действующее законодательство исполнялось на практике, чтобы соблюдались его требования. В противном случае законность будет носить формальный, а не реальный характер. Наконец, еще одно необходимое условие законности как метода государственного руководства обществом – существование специальных правоохранительных органов, которые располагают юридическим механизмом и средствами для контроля за исполнением действующего законодательства, особенно в процессе его реализации. К числу таких средств можно отнести обжалование актов и решений государственных органов и должностных лиц (как единоличных, так и коллегиальных), опротестование, судебный нормоконтроль, проверка актов на их соответствие Конституции и др. В необходимых случаях соответствующие правоохранительные органы вправе подключить механизмы государственного принуждения для обеспечения действия законности.

В системе такого контроля одно из ключевых мест следует отвести контролю гражданского общества за деятельностью государства, всех его структур, поскольку именно государство призвано служить обществу, действовать слаженно и безупречно в процессе претворения в жизнь общей воли народа, всех его слоев и групп населения. Отсюда вытекает, что законность предполагает ответственность государства перед обществом за то, как оно выполняет свою управленческую миссию;

3) самостоятельный аспект законности составляет – режим жизни общества, или устойчивый, повсеместный политико‑правовой режим, который характеризуется неотъемлемостью, всеобщностью, общеобязательностью требований, предъявляемых не только к соблюдению действующего законодательства, но и в процессе правореализации. Законность как режим общественной и политической жизни предполагает: верховенство Конституции в правовой системе и ее прямое действие, установление правовых отношений между государственной властью и личностью, приоритет прав и свобод человека, подзаконность любой социально значимой деятельности, правомерность поведения всех действий людей, а также деятельности организаций, учреждений, государственных и общественных структур.

Все три компонента законности: правовой принцип, метод и режим – являются формами выражения законности, которые не образуют ее независимых частей. Их нельзя противопоставлять, напротив, целостное восприятие законности возможно только тогда, когда законность рассматривается как единство принципа, метода и режима, как перерастание сформировавшегося правового принципа законности в метод, а в итоге – в режим законности. Последний представляет собой высшее проявление законности, завершающую ее форму, правомерное состояние жизни общества. Именно в качестве режима государственно‑правовой жизни законность составляет главную ценность для общества и страны в целом. Однако нельзя не учитывать значимости и двух других форм проявления и существования законности.

Законность имеет не только разнообразные формы проявления, но и различное содержание. Большинство юристов‑теоретиков соглашаются с выделением в содержании законности трех сторон (элементов):

во‑первых, предметную сторону, т. е. явления и процессы, а также поведение и деятельность, которые соответствуют требованиям юридического характера. Эту сторону нередко называют поведенческой;

во‑вторых, субъективную сторону, которая охватывает состав участников правоотношений, обязанных соблюдать правовые предписания или требовать такого соблюдения от других;

в‑третьих, нормативную сторону, включающую совокупность норм права, подлежащих реализации (проф. В.С. Афанасьев).

В юридической литературе к числу дискуссионных относится вопрос о законности требования исполнения и соблюдения абсолютно всех нормативных правовых актов, или речь может идти только о законах.

По мнению ряда ученых, понимание законности как исполнения всех нормативных правовых актов, всех норм права объективно принижает значение и престиж закона в системе законодательства. Закон обладает такими свойствами, которые присущи только ему и сообщают закону высшую юридическую силу, что позволяет ему занимать высшую ступень в иерархии актов. Поэтому проф. М.С. Строгович и проф. Н.В. Витрук полагают, что законность – это требование исполнения закона и только закона.

Дискуссионен в науке вопрос и об определении субъектов законности, т. е. являются ли субъектами законности все субъекты права или только должностные лица.

В свое время отечественный юрист Н.Г. Александров полагал, что нельзя ставить в один ряд нарушение обязанности соблюдать закон гражданами и должностными лицами. Требование соблюдения законности относится в первую очередь к должностным лицам. Несоблюдение же норм права гражданами означает совершение ими правонарушения (за что они несут юридическую ответственность), а не нарушение законности. Аналогичной позиции придерживался теоретик права проф. В.М. Горшенев, а ныне проф. Н.В. Витрук. По мнению последнего, нельзя по общественной опасности сравнивать несоблюдение законов со стороны граждан и должностных лиц.

Против этой позиции возражал в свое время проф. М.С. Строгович, а в наши дни – проф. В.В. Лазарев, считая, что принцип законности является всеобщим и распространяет свое действие и свои требования на всех.

С этой точкой зрения можно согласиться, однако следует иметь в виду, что должностные лица являются представителями государства, работают в государственном аппарате на профессиональной основе, поэтому на них лежит в первую очередь обязанность следить за соблюдением законности и самим исполнять закон. Но исходя из принципа равенства всех перед законом и судом, видимо, было бы неправильно считать неисполнение закона гражданином правонарушением, а должностным лицом – нарушением законности.

Итак, в общей теории права сложилось узкое и широкое понимание законности. Узкое понятие законности означает требование соблюдать и исполнять только законы, а широкое – любые действующие нормативные правовые акты. Существуют и определения законности, которые раскрывают более подробно данное понятие. Например, проф. В.И. Червонюк определяет законность как такое состояние общественной жизни, которое характеризуется верховенством правового закона, безусловным исполнением его требований всеми субъектами права, наличием специальных механизмов, гарантирующих безопасность и защиту личности от произвола, беспрепятственное осуществление ею своих прав и свобод.

В учебнике «Теория государства и права» саратовских ученых (под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько) законность определяется как политико‑правовое явление, характеризующее процесс совершенствования государственно‑правовой формы организации общества и реализации идеи социальной справедливости путем строгого и неуклонного исполнения действующего законодательства.

Что касается сущности законности, то ее, как правило, составляет фиксация соответствия деятельности в правовой сфере и результатов этой деятельности юридическими предписаниями. Такое соответствие является ключевым свойством законности, ее сущностью (доц. О.П. Сауляк).

Структура законности характеризуется в юридической литературе по‑разному. Чаще всего выделяют:

нормативную основу законности, которая определяется содержанием действующего законодательства: каково содержание законодательства, таково и содержание законности. Иногда говорят, что нормы права служат базой и предпосылкой законности;

теоретико‑мировоззренческую основу законности. Ее составляют правовые взгляды, принципы;

средства, приемы, условия осуществления законности;

систему эффективной защиты законности, включая систему контроля и надзора за действием законов и систему защиты прав и свобод граждан и их объединений.

Некоторые специалисты в области теории государства и права вносят в эту структуру изменения. Например, проф. В.К. Бабаев, соглашаясь с четырехзвенной структурой законности и выделением таких элементов, как нормативная и теоретико‑мировоззренческая основы, в качестве третьего звена называет законопослушное поведение всех субъектов права, а четвертым элементом считает гарантии законности, т. е. средства ее обеспечения.

Проф. Н.Н. Вопленко также вычленяет в структуре законности четыре элемента, хотя вносит в них определенные уточнения. Так, помимо нормативной основы, ученый выделяет систему требований правомерного поведения участников правовых отношений, затем состояние связанности юридически значимой деятельности субъектов нормами права как результативную сторону законности, и, наконец, завершающим элементом структуры законности Н.Н. Вопленко считает «юридическую правильность, точность деятельности субъектов правоотношений как основную цель законности».

Думается, что принципиальных различий между указанными позициями нет, хотя последний тезис Н.Н. Вопленко было бы более корректно назвать соответствием деятельности субъектов юридическим предписаниям. Именно это свойство, как отмечалось выше, относится к сущностной характеристике института законности.

В последние годы в юридической литературе высказываются суждения о необходимости более глубокой разработки понятия законности, концептуального переосмысления этой категории. Среди новых моментов такого переосмысления можно указать на позицию, согласно которой следует отказаться от позитивного правопонимания, которое стирает различия между правом и законом. В связи с этим было выдвинуто предложение о разработке концепции не просто законности, а именно правовой законности, или, что то же самое, – правозаконности. Отсюда следует, что требование всеобщей обязательности соблюдения и строгого исполнения относится не к любому закону, а к правовому закону.

Концепция правозаконности была сформулирована в 1955 году проф. С.С. Алексеевым, который утверждал, что правозаконность есть «верховенство закона, правление права, основанного на правах человека». Аналогичное понимание законности разделял акад. В.С. Нерсесянц. «Когда речь идет о верховенстве закона и господстве принципа законности в правовом государстве, – писал он, – то имеются в виду, конечно, не всякий закон и не всякая законность, а именно правовой закон и правовая законность – в противоположности, противостоянии к антиправовому (правонарушающему, произвольному) закону и соответствующей законности».

Данная точка зрения неоднократно подвергалась критике в юридической литературе главным образом на том основании, что трудно определить критерии, позволяющие установить, какой закон (или иной нормативный правовой акт) является правовым. Ряд исследователей отмечают также, что подобная трактовка применима лишь к западноевропейской модели правовой системы, где закон понимается как акт, выражающий волю государственной власти. Но категория правозаконности не применима ко многим другим видам правовых семей – мусульманской, традиционной и т. д.

В общетеоретической литературе последних лет справедливо указывается, что излишне прямолинейное противопоставление права и закона в учении о законности представляется неплодотворным, так как оправдывает субъективный произвол в выборе и оценке легальных вариантов поведения и поступков, отдает на субъективное усмотрение лица признание тех или иных актов «истинно правовыми» или, напротив, неправовыми.

Таким образом, можно констатировать, что несмотря на попытки пересмотреть понятие законности, каких‑либо существенно новых подходов не наблюдается.

Принципы законности

Проблема принципов законности относится к дискуссионным в юридической литературе. Это объясняется разнообразием критериев для классификации принципов, а также различным их перечнем. Нет однозначного отношения к принципам законности и ее требованиям. Некоторые ученые отождествляют эти категории и считают недопустимым их различение, полагая, что это приведет к противопоставлению принципов и требований законности. Проф. Н.Н. Вопленко, например, считает, что требования законности есть не что иное, как конкретизация наиболее важных идей режима законности, раскрывающих содержание основных ее принципов. При этом каждый основной принцип законности имеет свой специфический набор требований, которые предопределяются содержанием данного принципа и сферой его действия. Отсюда следует вывод, что требования законности генетически и субординационно подчинены принципам. Принципы первичны по сравнению с требованиями, требования лишь конкретизируют и раскрывают содержание принципов.

Другая точка зрения состоит в том, что принципы и требования законности существенно отличаются друг от друга по объему, степени детализации возможных вариантов деятельности субъектов права, обладают разной направленностью. Соответственно принципы законности трактуются как система основополагающих начал, глубинных характеристик законности, выражающих ее природу и назначение. Требования законности в отличие от ее принципов есть обобщение содержания определенных групп норм права, регулирующих отдельные виды деятельности субъектов в области правотворчества, правореализации, в том числе правоприменения, толкования и т. д. (В.К. Бабаев, В.В. Демидов, О.П. Сауляк).

Как уже указывалось, в литературе называют различное число принципов: от трех до одиннадцати. Чаще всего это принципы единства законности; ее всеобщности; реальности; целесообразности; гарантированности; неотвратимости юридической ответственности за совершенное правонарушение. Раскроем содержание каждого из перечисленных принципов.

Принцип единства законностипредполагает единую направленность законности в области правотворчества и правореализации на всей территории страны (пространственный аспект). При этом предполагается единое понимание и применение законности на всей территории государства, единство правового регулирования сходных общественных отношений, единые критерии оценки поведения участников правового общения (содержательный и оценочный аспекты). Единство законности во времени означает установление единого порядка вступления законов и других нормативных правовых актов в юридическую силу (временной аспект).

Принцип всеобщности законности означает, что ее требования должны быть обращены ко всем в равной степени, никто не может быть выведен из‑под действия законов. Данный принцип распространяется на все действующие нормы права.

Принцип реальности выражается в цели законности – достижение фактического осуществления в поведении и действиях требований правовых норм.

Принцип целесообразности вытекает из ценности права для жизни общества как средства обеспечения организованности и порядка. Целесообразность в правотворческой деятельности означает принятие таких норм права и актов, которые максимально отражают потребности общественного развития и способны обеспечить достижение целей правового регулирования. В сфере правореализации данный принцип означает, что участники общественных отношений должны иметь возможность выбора наиболее целесообразного варианта поведения или решения в пределах закона. Такую возможность предоставляют нормы права диспозитивного характера. Целесообразность используется также при назначении мер взыскания, наказания, иного воздействия на правонарушителя.

Принцип гарантированности означает, что прочная законность невозможна в стране без действенных, эффективных механизмов ее обеспечения.

Принцип неотвратимости юридической ответственности характеризует юридическую сторону законности. Ее суть составляет свое‑временное раскрытие любого правонарушения и назначение виновному адекватного наказания или иной меры воздействия. При этом меры воздействия на правонарушителя должны быть строго индивидуализированными: соответствовать тяжести правонарушения, личности правонарушителя, обстоятельствам, средствам правонарушения, тяжести последствий и другим условиям.

Все перечисленные принципы взаимодействуют в процессе практической реализации законности и не могут существовать друг без друга. Чаще всего эти принципы относятся к внутренней структуре законности, поскольку составляют основу для формирования правомерного поведения, законопослушных действий. Одновременно выделяются так называемые внешние принципы, характеризующие связи законности с другими явлениями общественной жизни и оказывающие определенное влияние на функционирование законности. В частности, существует тесная взаимосвязь законности и культуры. Она проявляется в том, что законность не может существовать без опоры на человеческие знания, опыт, общий кругозор, без осознания необходимости соблюдать законы, руководствоваться ими в повседневной жизни. Иначе говоря, культура служит основой законности, а законность, в свою очередь, выступает предпосылкой формирования правовой культуры общества.

Не менее тесная связь установилась между законностью и нравственностью. В теории государства и права утвердилось мнение о том, что подлинная законность всегда нравственно обоснована. А поскольку центральной идеей нравственности выступает справедливость, то законность должна быть справедливой. При этом справедливость понимается не только как идея, но и как реально сложившаяся в каждом обществе система общественных отношений, отвечающая представлениям общества в конкретный исторический период о соответствующей его интересам социальной и юридической справедливости.

Состояние законности в определенной мере предопределяется ее взаимодействием с экономикой, так как развитие хозяйственных отношений требует строгого соблюдения действующего законодательства, а хозяйственная целесообразность имеет конкретные юридические границы. Следовательно, законность придает экономическому развитию правомерность.

Законность во многом зависит от политики. Взаимосвязь этих явлении состоит в том, что политика должна приобрести юридическую форму, чтобы стать общеобязательной. Одновременно в законность привносится политическое содержание. Более того, законность является одним из способов осуществления политики в области правовой действительности. Вместе с тем законность обладает специфическими юридическими средствами и приемами воздействия на политику, направляя ее развитие в правовые рамки.

В литературе нередко отмечают взаимообусловленность законности и демократии, хотя законность исторически возникла вместе с государством, а формирование демократии относят к периоду становления буржуазных общественных отношений. В современной юридической литературе демократию рассматривают как политическую гарантию законности. Законность, в свою очередь, призвана гарантировать легальность институтов демократии.

Заслуживает внимания проблема соотношения законности и легитимности. Названные явления на практике не всегда согласованы между собой: требования точного и строгого соблюдения действующего законодательства в отдельных случаях расходятся с общественным мнением, поскольку оцениваются как ущемление свободы личности, ограничение демократии, несоответствие справедливости и гуманизму.

По мнению многих теоретиков, законность должна быть легитимной, т. е. одобряемой населением. Только тогда субъекты добровольно соблюдают ее требования. В противном случае законность превращается в формальное требование, не основанное на воле и интересах народа. Легитимность законности определяется легитимностью права в целом, т. е. совершенством действующего законодательства, юридической качественностью практики, их моральной обоснованностью, независимостью от субъективного усмотрения.

В юридической литературе легитимность законности определяется как особое состояние режима законности, характеризуемое нравственностью и поддержкой со стороны населения (Н.Н. Вопленко). Вместе с тем утверждается, что легитимность законности – это ее идеальное состояние. В реальной же государственно‑правовой действительности каждый закон, иной нормативный правовой акт, отдельные правовые нормы характеризуются различной степенью их поддержки со стороны населения. В результате возникает проблема установления степени легитимности отдельных юридических актов или норм права и, следовательно, степени легитимности тех или иных требований законности. В настоящее время такая работа никем не проводится ни в научном, ни в прикладном, ни в практическом плане, хотя она важна для совершенствования механизма государственной власти, правового регулирования общественных отношений и института законности в целом.

Необходимо отметить связь законности с дисциплиной и одновременно провести разграничение этих понятий. Законности и дисциплине присуще то общее, что они имеют своей направленностью обеспечение стабильного порядка в обществе путем закрепления требований правомерного поведения и установления мер ответственности за нарушение этих требований. Но данные понятия различаются по сфере действия, объему требований, а в итоге – по правовой природе. Указанные различия можно сгруппировать следующим образом.

Во‑первых, по объему требований: законность направлена на неуклонное соблюдение всеми субъектами юридически закрепленных субъективных прав и обязанностей; дисциплина же требует соблюдения только обязанностей.

Во‑вторых, они различаются по происхождению. Законность появляется с возникновением государства и права, а дисциплина связана с необходимостью совместной деятельности людей и обязана своим происхождением труду еще в догосударственный период. Но в государственно организованном обществе дисциплина приобретает юридический характер.

В‑третьих, по сфере действия: законность требует соблюдения только правовых норм и ее результатом выступает установление правопорядка; дисциплина имеет более широкую сферу применения, а именно всю сферу действия социальных норм и ее результатом является организация общественного порядка.

В‑четвертых, дисциплина обусловлена отношениями власти‑подчинения, законность может быть связана с такого рода отношениями, но она распространяет свое действие абсолютно на всех субъектов правового общения и всех, кто находится на территории данной страны.

Несмотря на различия, дисциплина способна укреплять законность, и, вместе с тем, нарушения государственной дисциплины ведут к нарушениям законности и могут перерасти в преступления. Таким образом, в правовой сфере законность и дисциплина взаимно дополняют и поддерживают друг друга, и дисциплину можно рассматривать как предпосылку и особый аспект проявления законности.